Урок нетерпимости

Наталья Кирияк о школьных драках

Когда ребенок может стать изгоем? когда он не похож на других

У вас в школе часто дерутся?

— спросила я у дочери-семиклассницы.

— Бывает.

— Из-за чего?

— Обычно из-за ерунды. Нам особенного повода не надо.

— Мальчики дерутся или девочки?

— По-разному.

Мальчики дерутся чаще, но не сильно, больше бегают друг за другом или толкаются. Серьезную драку я видела один раз на улице возле школы, и это были старшие девочки. Они как будто убить друг друга хотели. Выдирали клочьями волосы, одна другой нос разбила. Но это редко. Такого, чтобы сильно дрались, или толпа против одного, или чтобы кого-то травили, как в прошлой школе, у нас нет. Помнишь? Еще бы не помнить. В прошлой школе в пятом классе появился новый ученик. Почти сразу его начали целенаправленно обижать. Во-первых, он был младше всех, а во-вторых, учился лучше всех. Если нужна причина, то вот и причина . Вести приходили одна тревожнее другой: Осипов избил Макса, отобрал у него портфель и выбросил в мусорный бак. Бондаренко кинул куртку Макса на пол и топтал ногами. Осипов и Бондаренко кидали в Макса снежками, а когда прохожий сделал им замечание, обругали прохожего матом. Девочки фотографировали Макса на мобильный телефон и вставляли в смешные рамки. Дети изобретательны в своей жестокости.

Нельзя сказать, что школа бездействовала. Но то ли действия были не слишком серьезными, то ли существовала некая сила противодействия

— Максим продолжал оставаться мишенью для издевательств.Кое-что прояснилось на родительском собрании. Волна возмущения поднялась с неожиданной стороны.

— Максим сам виноват!

— кричала мама Осипова.

— В прошлом году у нас был прекрасный, дружный класс. Да он их провоцирует! Знаете, какими словами он ругается? Мой Андрей таких слов не знает!

Я подумала, что знает. Но родители защищали своих только потому, что они свои. Причем защищали с напористостью паровоза. Ложиться на рельсы не хотелось.

Вскоре Максима перевели в другую школу. Мы не замедлили сделать то же самое. До конца учебного года гимназический класс покинули четырнадцать человек, не считая двух классных руководителей. Оставшихся учеников распределили между параллельными классами. Прошло почти два года.

— Как ты считаешь,

— спросила я у дочери,

— почему тогда все так получилось? Из-за чего ребенок может стать изгоем?

— Если он выделяется.

Например, отстает от других по возрасту или по росту. Или, наоборот, опережает других, учится как ботаник. Или у него другие интересы, не как у всех. Нужно, чтобы в классе были те, кому хочется над кем-то издеваться. Они к каждому могут придраться. И они знают, что ничего им за это не будет. Взрослые, если их поймают, просто поругают и все. Думаешь, для них это что-то значит?

Дочери было жаль Макса, но если бы она стала открыто за него заступаться или при каждом случае звать взрослых, ее бы начали травить так же. Для них он чужой, и все, кто с ним, тоже против них: Я сто раз говорила Осипову: оставь его в покое. За что ты его бьешь? Тот отвечал: он меня просто бесит. Я говорю: если бесит, не обращай на него внимания. А он: я не могу не обращать .В нашей новой школе, конечно, всякое бывает. Но если кто-то часто дерется, ему не дают спокойно жить: родителей вызывают, все учителя о нем говорят. И этот человек сам понимает, что делает что-то не то.

Комментировать

Вам необходимо войти, чтобы оставлять комментарии.